Неофициальные размышления о СПИДе

Материал из Энциклопедия по ВИЧ и гепатитам
Перейти к: навигация, поиск
Subart.png

Основная статья: ВИЧ

Это подстраница-включение в основную статью «ВИЧ». Подстатья дополняет и расширяет основную статью, поэтому рекомендуем ознакомиться также и с ней.



Б. Медников, доктор биологических наук.  Статья опубликована в журнале "Наука и жизнь", 1990, № 12.
Расходы, вызванные эпидемией СПИДа в США. Данные центра контроля за инфекционными заболеваниями США.

Для начала немного сухих цифр. Посмотрите внизу страницы табличку, составленную по данным Центра контроля за инфекционными заболеваниями США. В ней даны расходы, вызванные эпидемией СПИДа в Штатах.

Расходы, понятное дело, в долларах. Учтите, что из нашего,без малого 500-миллиардного бюджета (в рублях) только менее одного процента расходуется на всю медицину (да еще и физкультуру).

По самым приблизительным расчетам, массовая эпидемия СПИДа ожидается в СССР через 5 лет. В прессе сообщаются утешительные сведения, что по количеству больных наша страна пока еще далеко от "лидеров". К июню 1990 года было инфицировано вирусом всего 497 советских граждан. Увы, это только обнаруженные случаи.

Если учесть не обнаруженные, число вирусоносителей необходимо завысить раз в 100. Иными словами, эпидемия СПИДа в нашей стране уже началась, а через 5 лет, похоже, иммунный дефицит будет единственным из многих наших дефицитов, который окажется в избытке.

По моим приблизительным расчетам, основанным на том, что число инфицированных СПИДом превышает, как и в других странах, в 40 раз число больных, вирусоносителей в нашей стране от 20 до 50 тысяч. Если темп распространения болезни останется прежним,после 2000 года в Советском Союзе вымрет половина населения, в лучшем случае СПИД унесет жертв больше, чем обе мировые войны. Пусть эти выкладки предварительны - над ними следует задуматься.

Средства массовой информации утверждают, и совершенно справедливо, что нет, и вряд ли они до 2000 года появятся. Упор,следовательно, надо делать на материальное обеспечение, профилактику и средства диагностики. Но достаточно ли этого?

Профилактика СПИДа

По иронии судьбы СПИД малозаразен. С больным этой болезнью можно работать и жить в одной комнате, есть за одним столом без всяких санитарных ухищрений. Вирус СПИДа передается только путем половых контактов (вероятность заражения 10‑70 % в зависимости от степени развития болезни) и через кровь (донорская кровь и кровепрепараты, не простерилизованный шприц и т. д. - здесь вероятность заражения близка к 100%).

Чем же объяснить победное шествие вируса по земному шару? Вирус СПИДа относится к группе медленных ретровирусов (лентивирусов). Сходные формы обнаружены у обезьян в Экваториальной Африке. Часто обезьяны - вирусоносители, но симптомов СПИДа у них не возникает. Переход вируса от обезьян к человеку произошел по меньшей мере дважды. Это доказывается тем, что исследователи различают две формы болезни: СПИД-1 и СПИД-2, вызываемые соответственно разными вирусами иммунодефицита человека (ВИЧ-1 и ВИЧ-2). Африканцы издавна охотились на обезьян и ели обезьянье мясо. Достаточно охотнику при разделке добычи порезаться окровавленным ножом, чтобы с высокой вероятностью заразиться. Далее вирус мог мирно дремать в крови жителей затерянной в лесах деревушки, и если члены какой-нибудь семьи хирели и в конце концов умирали, на фоне высокой смертности от проказы, сонной болезни и прочих тропических болезней этого никто не замечал. СПИД был локализован.

Так под электронным микроскопом выглядят клетки Т-лимфоцитов, пораженные вирусом СПИДа.

В XX веке все изменилось. В Африке выросли города, рудники, фабричные центры, резко возросла эмиграция, в том числе за пределы материка. Вышел за пределы Африки и вирус СПИДа.

Особенного развития новая болезнь достигла в США, потому что распространение ее пришлось на так называемую эпоху сексуальной революции - со случайными половыми контактами, особенно среди молодежи, чему способствовало широкое распространение противозачаточных таблеток. Теперь жители США переходят к нравам, которые и у нас сочли бы домостроевскими. К нам сексуальная революция только дошла и, вероятно, сослужит распространению вируса неоценимую услугу.

Слов нет, единственно надежный способ пресечь распространение вируса - это целомудрие до брака и супружеская верность после него. Но указом добрачные половые связи и супружеские измены запрещать бессмысленно. Будем реалистами: это можно достичь не декретом, а многолетним развитием культуры.

А эпидемия не ждет. Врачи полагают, что использование презервативов почти гарантирует безопасность от заражения. Однако производят у нас этой немудрящей продукции крайне мало.

В последнее время в средствах массовой информации не явно, но настойчиво проводится мысль о том, что СПИД - частное дело так называемой группы повышенного риска (проституток, наркоманов и гомосексуалистов) и что,оградясь от них одноразовым инструментарием, добропорядочный обыватель может быть спокоен. А так как наша промышленность и в 1991 году обещает поставить в лучшем случае меньше половины необходимых 3 миллиардов одноразовых шприцев в год, на помощь привлекли благотворительность, добывающую упомянутые шприцы всеми правдами и неправдами.

Однако трехсотмиллионную страну нельзя спасти за счет благотворительности. Надо закупать не сами шприцы, а автоматические линии для их производства.

И тем не менее следует помнить, что во всем мире, включая самые отсталые слаборазвитые страны, дефицита шприцев, презервативов, одноразовых систем переливания крови нет, а эпидемия пока все ширится. Проблема профилактики СПИДа, к сожалению, не сводится к одноразовым шприцам.

Пока же придется обходиться шприцами обычными, многоразовыми. Не так давно в «Огоньке» публиковалось письмо группы медицинских работников, в котором доказывалось, что конструкция наших советских шприцев такова, что на 100% стерилизовать их невозможно. Шприцы наши, конечно, плохи, но само письмо лишь неуклюжая попытка оправдаться.

Возбудитель СПИДа чрезвычайно нестоек: при 56° он полностью инактивируется за 30 минут, губительны для него и детергенты вроде стирального порошка, и растворители (спирт, ацетон). Поэтому заражение, например, 31 ребенка и 7 взрослых в клинике города Элисты означает только то, что шприцы или иглы к ним не мыли вообще и выше комнатной температуры не нагревали.

Высказывалось предложение: выдать каждому гражданину, нуждающемуся в уколах,индивидуальный шприц, чтобы он стерилизовал его сам. Но медики авторитетно заявляют, что такое-де невозможно в домашних условиях. И это неправда: когда автору довелось делать курс инъекций антибиотиков малолетней дочери вовремя воспаления легких, он кипятил шприц в кастрюльке. И, во всяком случае, был спокоен.

Рискну утверждать, что одноразовые шприцы при их дефиците лишь способствуют распространению эпидемии. Ведь они в конечном счете не одноразовые, их только нельзя стерилизовать. Лишь раз в печати промелькнуло сообщение, что один советский изобретатель создал действительно одноразовый шприц - второй раз его просто нельзя использовать. Судьба изобретения стандартна - им заинтересовались только за границей, Минздрав ответил гордым молчанием.

На черном рынке шприц стоит три рубля (сейчас, возможно, дороже). Откуда они берутся? Не из сэкономленных ли в клиниках? Ведь можно из каждой сотни 99 продать, а одним уколоть сто больных без стерилизации (потому что при кипячении он, конечно, расплавится). Или не делать назначенных инъекций. Я далек от мысли обвинить в этом всех медсестер, но хотелось 6ы знать, как шприцы на черный рынок попадают, если в клинике их выдают по счету. В результате благотворительные фонды, пожертвования и т.д. начинают способствовать росту эпидемии. Что же это за система, при которой любое благое начинание оборачивается прямой противоположностью?

Диагностика СПИДа

Полагаю, всем ясно, что при лечении каждой болезни первый и самый необходимый этап - точный диагноз. В каком положении находится диагностика СПИДа? Боюсь, что и здесь у нас нет оснований радоваться.

Казалось бы, для точной диагностики вирусной болезни надо обнаружить в организме вирус, например, под электронным микроскопом. Но это дорогое удовольствие. Поэтому врач, диагностируя грипп, не берет на анализ носовую слизь, а учитывает внешние проявления (высокая температура, насморк, ломота в суставах и т.д.). Для диагностики СПИДа этого недостаточно: субфебрильная температура, головная боль, сыпь, а затем снижение в крови так называемых клеток-хелперов(лимфоцитов Т4), распухание лимфатических узлов подмышками и в паху, легкая поражаемость кожными заболеваниями и прочими инфекциями, постоянное кишечное расстройство и патологическое исхудание - все это приходит спустя месяцы и годы после заражения (а больной в это время может не подозревать о болезни и заражать других).

Поэтому сейчас распространился относительно простой (были бы наборы реактивов!) метод обнаружения в крови пациента антител к вирусу СПИДа.

Вкратце об азах иммунологии. Если в организм попадает чужеродный агент - вирус, бактерия, чужой белок, пересаженный орган, - начинается иммунный ответ. Что это такое? На поверхности агента имеется специфический участок белка или полисахарида - антиген. Он стимулирует синтез антитела - белка из породы иммуноглобулинов, который связывается с антигеном и блокирует его, то есть делает его неактивным.

На этом основан метод вакцинации против вирусной или бактериальной болезни. Человеку вводят вакцину - ослабленный или убитый вирус, или же отдельный, специально выделенный или синтезированный искусственно антиген. Тогда антитела вырабатываются в организме человека до заражения, и болезнь не возникает. Если же болезнь развивается медленно, как, например, бешенство, то вакцинацией больного можно вылечить. При быстрых темпах развития болезни больному вводят в кровоток уже готовое антитело - иммуноглобулин, полученный при вакцинации другого человека или животного.

Итак, если в крови человека обнаруживаются антитела к вирусу СПИДа, это говорит о том, что исследуемый заражен этим вирусом. Разработанные ныне методы позволяют выявить одну молекулу антитела в одном «кубике» крови. Но проблем здесь много, и дело не только в качестве и количестве отечественных наборов реактивов (диагностикумов), а в самом методе диагностики СПИДа.

Считается (вернее,считалось), что антитела возникают в крови через три месяца после заражения. Но вирус СПИДа не простой вирус. Это ретровирус: в зрелой вирусной частице его генетическая программа «записана» на нити рибонуклеиновой кислоты (РНК).

На схеме показано, как происходит размножение ВИЧ в клетке Т-лимфоцита: 1) зараженная клетка Т-лимфоцита (ДНК вируса встроена в хромосому клетки), в этой форме вирус может находиться до конца жизни клетки, 2) произошла активация генов вируса, на его ДНК производятся РНК, и на той уже белки вируса СПИДа, 3) новые вирусы отпочковываются от клетки и часто убивают ее.

Попадая в клетку-хозяина, вирус сбрасывает защитный белковый чехол и на нити РНК начинается синтез другой нуклеиновой кислоты - ДНК. Этот процесс называется обратной транскрипцией, отсюда и название вируса (ретро - назад, обратно).

Вирус в форме ДНК включается в хромосому хозяйской клетки. В этой скрытой, латентной форме он может находиться сколько угодно - иногда до конца жизни своего пристанища. Однако вирус с легкостью переходит в форму активную, начиная размножаться, реплицироваться. Теперь на ДНК образуется РНК (это уже не обратная, а прямая транскрипция), а на ней - вирусные белки. Используя механизмы хозяйской клетки, вирус созревает, и, покрывшись оболочкой из мембраны клетки-хозяина, выходит в кровь. При низком уровне размножения - репликации уловить их очень трудно. В последнее время С. Волински в Штатах обнаружил вирусную ДНК у 16 человек в группе из 18 - и ни один из них не имел в крови антител (они появляются через 18-42 месяца после заражения).

Схема метода цепной полимеразной реакции (ЦПР), позволяющего обнаружить ген вируса в ДНК пациента. 1. К небольшому количеству ДНК, выделенному из 1 мл крови, добавляют "затравку" - праймер - кусочек того гена, который надо выделить. 2. Праймер пристает к гену. 3. С него начинается синтез копии нового праймера, который начинает процесс генерации еще одной копии. 4. Таким образом, через некоторое время концентрация гена в пробе возрастает в тысячи раз. 5. Образец ДНК наносят на нитроцеллюлозный фильтр и гибридизуют с радиоактивным зондом - продолжением искомого гена. Если при радиоавтографии пятно потемнеет, значит, пациент вирусоноситель.

Но ведь человек без антител к вирусу СПИДа считается здоровым, может быть донором. А донорскую кровь не прокипятишь. Значит, в группу риска попадают и люди, больные гемофилией, и роженицы после тяжелых родов с большой кровопотерей, да и все мы, ибо никто не застрахован от травмы, спасти от которой может лишь экстренное переливание крови. Пусть Волински не повезло» с подбором группы и вирусоносителей без антител меньше. Все равно: каждое переливание крови превращается в смертельно опасный трюк вроде «русской рулетки». Кровезаменители же у нас не делаются.

Получается, что иммунный метод диагностики СПИДа несовершенен и может привести к распространению болезни. Нет ли другого, более чувствительного и точного?

Такой метод есть, он основан на прямом обнаружении генов вируса в ДНК пациента. Это так называемый метод цепной полимеразной реакции (ЦПР): к ничтожному количеству ДНК, выделенному из 1 мл крови испытуемого, добавляется «затравка» (праймер) - 15-20-членный кусочек того гена, который нужно обнаружить, с праймера нанимается синтез вирусного гена, при определенных концентрациях он легко выявляется.

Все необходимые реактивы для этого метода могут делать (и уже делают) НПО и кооперативы, Вот только в клинику он не вошел, - а ведь именно так обязательно (!) надо проверять хотя бы кандидатов в доноры. Метод дороже иммунного в 3-6 раз, но нужно помнить: сэкономив на этом миллион, через пять лет мы потеряем миллиард плюс сотни и тысячи жизней. К сожалению, те, от кого это зависит, через 5 лет в основном уйдут на пенсию - и уйдут от ответственности.

А можно ли наладить массовое, в идеале поголовное обследование населения всей страны? В принципе можно, если организовать централизованное производство реактивов, аналитические центры во всех крупных городах и сборы образцов крови на предприятиях и по месту жительства.

Но уместно задать вопрос: каждый ли человек,вполне порядочный, захочет узнать, что он болен неизлечимой болезнью, от которой умрет в течение ближайших лет? И эти годы будут омрачены тем, что все, включая родных и близких, начнут сторониться его как зачумленного, что дальше наступит период унизительной беспомощности, и единственной компенсацией за все эти муки будет ненавязчивый сервис Соколиной горы?

Вот если бы нашли метод лечения СПИДа, пусть даже не полного излечения, а метод, который сводил бы к минимуму опасность заражения и притормаживал развитие болезни на неопределенный срок, хотя бы на ранних ее этапах... Тогда бы на диагностические пункты устремились все. Стала бы возможной диспансеризация, и мы наконец-то имели бы не липовые цифры распространения эпидемии.

Возможен ли метод эффективного лечения хотя бы ранних стадий СПИДа? Все надежды медиков на предохранение от вирусных болезней и их лечение связаны с созданием соответствующей вакцины. Так мы победили черную оспу, бешенство и полиомиелит.

Можно ли, идя по этому пути, победить СПИД?

Вакцина от СПИДа

Странно, что никто не обращает внимания на любопытный факт. Мы знаем все гены вируса СПИДа и все его антигены, а об эффективной вакцине что-то не слышно. Вернее, каждый год-два или три раза в печати появляются сообщения о ней, и каждый раз дело кончается конфузом.

Мой скепсис к вакцине от СПИДа был основан на чисто теоретических соображениях. И заинтересовался этой медицинской проблемой я сначала как специалист по молекулярной и эволюционной генетике.

В геномах многих организмов - от мушки-дрозофилы до человека - обнаружены любопытные последовательности ДНК, похожие на ретровирусов. Их называют чаще всего эндогенными провирусами. Функция их неизвестна, поведение загадочно.Большая часть исследователей склонялась к тому, что это бывшие вирусы, ставшие из разбойников приживальщиками.

Схема взаимодействия вируса СПИДа с клеткой Т4-лимфоцита. 1. Элемент оболочки вируса СПИДа. "Шляпка" отростка на его поверхности состоит из белка GP-120, пронизывающая мембрану ножка - из белка GP-41. 2. Белок CD4 пронизывает мембрану клетки лимфоцита Т4. Вирус приближается к здоровой клетке. 3. Белок оболочки вируса GP-120 связывается с CD4. 4. Свободный вирусный белок GP-41 пронизывает мембрану клетки лимфоцита Т4. 5. Мембраны сливаются, и содержимое вирусной частицы перетекает в клетку лимфоцита.

Такая гипотеза мне не нравилась потому,что не объясняла многих особенностей провирусов и очень напоминала остроумную пародию А. и Б. Стругацких на плохую космическую фантастику. ("А в милях двадцати отсюда, если идти вдоль рва, находится область, где людей поработили пришельцы с Альтаира, разумные вирусы, которые поселяются в теле человека и заставляют его делать, что им угодно"). Я больше склонялся к диаметрально противоположной гипотезе: так называемые эндогенные провирусы - нормальные регуляторные элементы наших геномов. А ретровирусы, к которым относится и вирус СПИДа, ВИЧ,- "одичавшие", обретшие самостоятельность продукты рекомбинации таких элементов. То есть плоть от нашей плоти и плата за сложную, способную к регуляции генетическую программу.

Не буду вдаваться в подробное обоснование этой гипотезы. Остановимся на практических выводах из нее.

Первый вывод напрашивается сам. Если ретровирусы, в том числе ВИЧ,- сбившиеся с истинного пути родичи наших генов, то возникающие на их матрицах антигены также должны иметь многочисленную родню среди нормальных наших белков. Тогда антитела на них возникать не будут или же возникающие антитела будут накидываться на нормальные клетки своего же организма, нормальные белки. Такой сбой иммунной системы хорошо известен в медицине - это аутоиммунные реакции, весьма разнообразные и трудноизлечимые (бронхиальная астма, волчанка, ревматоидный артрит и т.д.).

На вирус СПИДа антитела возникают без всякой вакцинации (иначе не было бы метода иммунной диагностики). Значит, антитела эти могут «нападать» на нормальные антигены нашего организма, родственные вирусным,и вызывать сильные аутоиммунные реакции, в конце концов несовместимые с жизнью.

Конечно, обнародовать такой вывод, сделанный на основе чисто теоретических соображений, было невозможно. В общем хоре сторонников вакцин он прозвучал бы как призыв фольклорного героя во время похоронной процессии: "Таскать вам не перетаскать". Поэтому я с большим удовлетворением нашел статью бельгийского ученого Ж.-Л. Нотиаса. В ней говорилось, что у всех больных,умерших от СПИДа, установлена аутоиммунная деструкция(разрушение)тимуса и ,других внутренних органов. Значит, смерть от СПИДа - самоедство. А так называемые оппортунистические инфекции, от которых страдает больной на последней стадии болезни, лишь маскируют истинную причину смерти.

Второй, еще более важный факт установили А. Я. Кульберг и И. А. Тарханова из Московского института эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи. Они сопоставили аминокислотные последовательности поверхностного белка ВИЧ и белков человека. Результаты получились ошеломляющие.

Внешне вирусная частица СПИДа похожа на теннисный мяч, в оболочку которого воткнуты 72 обойных гвоздя с широкими шляпками (см. "Наука и жизнь" №7, 1990 г.). «Оболочка мяча» похищена вирусом от хозяйской клетки, и антигенами могут быть лишь два комплекса белков и полисахаридов - гликопротеин 120 килодальтон и гликопротеин 41 килодальтон (соответственно gp 120- «шляпки» и gp 41 - "острие гвоздя"). Именно против них образуются антитела, из них изготавливают вакцины. По данным А.Я. Кульберга, gp 120 близок по структуре к важнейшим рецепторам нормальных клеток - рецепторам инсулина и эпидермального фактора роста. Есть сродство и с другими белками-рецепторами, находящимися на поверхности нормальных клеток.

Отсюда можно заключить, что СПИД - аутоиммунное заболевание. В данном случае «артиллерия бьет по своим». Но тогда уж будем логичными до конца: вакцинация, то есть активация синтеза иммуноглобулинов против вируса СПИДа не только бесполезна, но и вредна.

Но,может быть, нам в борьбе с "болезнью века" помогут вещества, токсичные для вируса, но менее токсичные для хозяйских клеток, то есть то, что мы называем антибиотиками?

Лечение СПИДа антибиотиками?

Не так уж мало веществ, подавляющих рост активной формы вируса и не очень при этом вредящих хозяйским клеткам. Однако в широкую медицинскую практику вошли пока только аналоги нуклеотидов, блокирующих обратную транскрипцию,- азидотимидин и дидезоксицитидин, особенно первый из них. На нем полезно остановиться, чтобы понять слабые места антибиотиковой терапии.

Прежде всего азидотимидин (АЗТ) дорог. Сейчас в США годовой курс инъекций стоит 8000 долларов, и не так уж он продлевает жизнь больных. Скептики говорят, что АЗТ полезен лишь фармацевтическим компаниям. Главное же - эти аналоги токсичны для кроветворения и вызывают паралич периферических окончаний нервной системы. Вирус к ним приспособляется: фактически при лечении АЗТ мы ведем среди популяции вирусов отбор на устойчивость к лекарству. Через год инъекций вирус СПИДа выдерживает дозы, для человека уже неприемлемые. И, наконец, он не трогает скрытую, латентную форму вируса, и потому больной остается способным к заражению себя и других.

Не следует забывать также, что клетку, зараженную латентной формой вируса, никакой антибиотик не сможет отличать от здоровой. К тому же гены и белки вируса настолько схожи с нашими, что трудно ожидать, чтобы искомое средство не повредило бы и больному.

Тут мы подходим к самому трудному для медиков свойству ВИЧ. Он необычайно изменчив. Причина этого - обратная транскрипция (синтез ДНК на РНК). Она неустойчива ко всякого рода помехам, на этой стадии возникает в тысячи раз больше мутаций, чем при обычном воспроизведении ДНК. А эволюция - непревзойденный мастер превращать недостаток в достоинство. Много мутаций - значит, достаточно материала для отбора. А отбор осуществляем мы сами антибиотиками, наши организмы - антителами, ведь вирусы к ним приспосабливаются ввиду своей нневероятной изменчивости, в то время как клетки человека не успевают. Нет ли у вируса СПИДа своего рода ахиллесовой пяты - той структуры, которую он не может изменить и по которой мы можем нанести удар?

Адресные яды?

Жители США - народ чрезвычайно внушаемый, они верят любой газетной публикации, даже правительственным сообщениям. Поэтому после разочарования, вызванного АЗТ, они доверчиво отнеслись к вести, что рекомбинантный (или растворимый) белок rCD4 как будто бы нейтрализует вирус СПИДа. Что же это такое: белок rCD4?

Основная и первая добыча вируса СПИДа - одна из разновидностей лейкоцитов - лимфоциты Т4, именуемые еще хелперами (см. «Наука и жизнь», №9, 1987 г., №8, 1990 г.). Они возникают из клеток-предшественников в костном мозгу, а созревают в вилочковой железе - тимусе. После этого хелперы готовы к выполнению своей важной роли в иммунной системе, но они становятся уязвимыми к ВИЧ.

Белок (точнее, гликопротеин) CD4 состоит из трех частей - наружной, рецепторной, находящейся на поверхности лимфоцита, трансмембранной, пронизывающей его мембрану, и внутренней, находящейся в цитоплазме клетки. Речь пойдет о наружной части: вне клетки как раз находится участок, состоящий всего из 11 аминокислотных остатков (В1-91), к которому прилипает рецептор вируса СПИДа.

Естественно, возникла идея: получить генноинженерным путем этот внеклеточный кусок - rCD4 - (его и называют растворимым) и ввести в кровь вирусоносителю. rCD4 облепит рецепторы вируса и сделает его безвредным, неспособным заражать другие лимфоциты и иные клетки, например, глиальные клетки мозга, имеющие на поверхности тот же рецептор). Если угодно, rCD4 — это намордник, надетый на пасть бешеного волка. Правда, латентную форму вируса он не затронет, да и от вирусных частиц легко отмывается.

На следующем этапе возникла идея использовать его в качестве полуфабриката для синтеза ядов направленного действия — адресных, адресованных токсинов.

Идея убивать болезнетворный агент в организме больного сильнодействующим ядом а малых дозах стара как сама медицина. Еще в эпоху Возрождения сифилис лечили умеренными дозами ртути и сулемы. Но такое безадресное отравление опасно: с таким же успехом можно вести борьбу с мафией,обстреливая город по кварталам. Большинство цитостатиков, которые сейчас используют для химиотерапии рака, можно уподобить такой бесприцельной канонаде. Отсюда вывод: к молекуле токсина присоединить адресную часть, избирательно присоединяющуюся к причине болезни (см. "Наука и жизнь" №8, 1990 г.).

Rasprostranenie.jpg

Сейчас к rCD4 пробуют присоединять сильнодействующие токсины. Адресной частью могут быть и молекулы специфических антител — для СПИДа, например, антитело против gp41.

К сожалению, большинство использованных токсинов — яды метаболические, обрывающие обмен. Они действенны лишь для зараженных активной формой вируса клеток, имеющих белки gp 120 на своей поверхности, но не для зрелых вирусов — ведь там нет обмена. Тут больше пригодились бы токсины мембранные, разрушающие как мембрану зараженной клетки, таки оболочку вириона. Исследования в этом направлении ведутся, но мешает трудность с получением rCD4 (он еще не прошел полностью клинические испытания).

Как бы то ни было, этот путь куда перспективнее вакцинации (CD4 для человека не антиген!) и антибиотиков (как и этот белок, так и вирусный рецептор к нему весьма консервативны, и адаптации вируса к нему не предвидится). Поэтому рискну высказать предположение, что уже создаваемый rCD4-токсин займет достойное место в комплексе методов, которыми можно остановить развитие эпидемии. Я подчеркиваю - именно в комплексе, сам по себе этот метод недостаточен, ибо не задевает латентную форму вируса. Читателя уже начинает раздражать мой постоянный рефрен о латентной форме. Что же делать с ней?

Чистка крови от СПИДа?

Каковы же главные пути инфекции ВИЧ как в организме вирусоносителя, так и за его пределами? Сначала, со шприцем или при половом контакте, вирус попадает в кровь и там размножается — в лимфоцитах Т4, моноцитах и макрофагах. Эта стадия может длиться и несколько месяцев, и несколько лет. Лишь потом ВИЧ проникает в клетки других органов, но и здесь заражение идет или непосредственно через кровь, или через систему лимфа — кровь.

Вирусные частицы из разрушенных клеток попадают обычно сначала в лимфу, а затем в кровь и снова в клетки. Отсюда следует, что больной заразен для себя и других, если в его крови имеются клетки, зараженные ВИЧ, пусть в латентной форме. И в первую очередь это лимфоциты Т4. Моноциты и макрофаги заражаются, захватывая комплексы вирус-антитело(это еще один довод против вакцинации: ведь каждый вирус, "нейтрализованный" антителом, - еще один зараженный макрофаг).

Как же оборвать пути распространения инфекции? Чем меньше в крови зараженных клеток, тем медленнее идет заражение других тканей и органов и тем менее вероятно заражение других людей. Но мы не можем отличать зараженные латентной формой лимфоциты Т4 от здоровых. Значит, их нужно удалять все, тем самым ломая иммунитет.Вот мы и пришли к парадоксальному выводу: чтобы излечить приобретенный иммунодефицит, нужно создать его у больного искусственно. И здесь природа приходит, чуть ли не впервые в проблеме СПИДа, нам на помощь. Ведь кровь - единственная в организме жидкая, текучая ткань (кроме лимфы, но все, что попадает в лимфу, в конце концов оказывается в крови). Значит, на нее можно воздействовать за пределами организма, а затем возвращать обратно.

В медицину в последнее время медленно, но верно входят так называемые гемосорбционные колонки. Обычно с помощью их очищают кровь от чуждого или лишнего 6елка (например, от антител при аутоиммунных реакциях). С этой целью кровь из одной вены поступает в колонку, где на твердых зернах сорбента закреплено вещество, связывающее болезнетворное начало. Очищенная кровь возвращается в другую вену (см.«Наука и жизнь» №№4, 5, 1990 г.). А если создать колонку, которая задерживала бы лимфоциты Т4?

Для этого нужно, конечно, сконструировать колонку с удачной гидродинамикой (точнее, гемодинамикой), подобрать соответствующий сорбент и присоединить к нему антитело к CD4. В принципе можно удалить из крови таким способом все лейкоциты.Однако больной окажется без лимфоцитов Т4 беззащитным против любой инфекции и потому после этой процедуры обязан будет провести не меньше двух недель в стерильном боксе - до тех пор, пока в кровь не начнут поступать новые иммунные клетки - уже без вируса. Выдвинув эту идею («Природа» №4, 1990 г,), я не надеялся на какую-либо реакцию, но ошибся. Появились энтузиасты, многие из которых уже подумывали о чем-то подобном - вирусологи, генные инженеры,химики и физики, гематологи и иммунологи. Так возник наш «невидимый колледж» - на голом энтузиазме, без всякого финансирования. Лишь зарубежная благотворительность проявила к нему интерес (пока на словах). Быть может, когда у нас на счету появятся деньги, работа пойдет быстрее.

Кроме того, сама по себе идея годится не только для лечения СПИДа. С помощью такой колонки (или реактора, как я его предпочитаю называть) можно понижать численность лимфоцитов Т4 в крови в широких пределах - от немногих процентов до нуля. А это означает, что таким способом можно лечить все проявления аутоиммунного эффекта - от ревматизма до волчанки, лечить Т-лейкозы и создавать временную иммунологическую совместимость при пересадке органов.

При другой «начинке» реактора, например, антителами против В-лимфоцитов, можно испытать этот прием для лечения разного рода В-лейкозов. Успех хотя бы в одном из этих направлений окупит все затраты. К сожалению, такие идеи еще не вошли в практику и разыскивать автора статьи пока бесполезно.

Но единственная ли это возможность воздействия на кровь экстракорпорально, то есть вне организма?

Лучевая болезнь против СПИДа?

Возможно, вы слышали о вылечить СПИД экстракорпоральным нагреванием крови до 46°. О деталях этого смелого, почти на грани циркового трюка эксперимента, сообщалось мало (известно только, что кровь из сонных артерий приходилось параллельно охлаждать, чтобы не убить мозг). Больные, однако, уже умерли. Все специалисты отнеслись к этому сообщению со скепсисом: при 46° вирус вряд ли убъешь, а вот клеткам человека не поздоровится. И как быть с латентной формой?

Что привлекает в такой идее - опять же экстракорпоральное воздействие. Однако фактор воздействия чересчур варварский, да и не нов. В древнем Китае рак лечили погружением больного в 50°-ную ванну: если человек выживал, то иногда выздоравливал.[1]

Еще до этих сообщений, когда я размышлял о методах инактивации вируса в крови, мне вспомнилась старая работа (авторов не помню), в которой кровь у морских свинок экстракорпорально облучали смертельной дозой гамма-лучей (кажется, 8000 рентген), а затем эту кровь возвращали обратно. Все свинки выжили, хотя некоторое время им пришлось прожить без лейкоцитов. Необлученный костный мозг и тимус поставили им новую порцию этих иммунных клеток.

Так возникла идея, которая кажется настолько простой, что, наверно, уже приходила кому-нибудь в голову: кровь из вены вирусоносителя по шлангу направляется в змеевик, облучаемый гамма-лучами из кобальтовой пушки, а затем возвращается обратно в другую вену. Суммарная доза для всего объема крови должна быть не меньше 800 рентген (или рад), причем сеанс нужно повторять дважды или трижды, чтобы убить клетки с ядрами, вымываемые кровью из лимфатических узлов и прочих органов. Так как эритроциты и тромбоциты ядер не содержат, при такой дозе они и не пострадают.

Jonatan.jpg

Достоинство этого метода в том, что при нем погибают и лимфоциты Т4, и моноциты, и макрофаги, на 15% по последним данным, пораженные ВИЧ, иинактивируется сам вирус. Естественно, карантин в стерильном боксе после такой процедуры также необходим.

У всех специалистов, которым я про это рассказывал,идея вызывала шок: ведь это значит лечить СПИД лучевом болезнью, образно говоря, изгонять бесов силою князя бесовского. Но попробуем преодолеть суеверный страх перед ионизирующим облучением. Ведь при дозе 800 рентген каждый миллилитр крови подвергнется воздействию энергии 6,72*104 эрг, а при повышении температуры на 9° более чем в тысячу раз больше-8,64*107 эрг.

Мы используем гамма-излучение кобальтовой пушки, когда необходимо убить злокачественные клетки локально расположенной опухоли (которая, быть может, стимулирована ретровирусом). Здесь облучение также локально. Наконец, при экстракорпоральном облучении мы оставляем нетронутыми костный мозг, селезенку, тимус - именно те кроветворные органы, облучение которых приводит к смерти, На гибель обречены лишь ядерные клетки крови вместе с вирусом, который они содержат.

Естественно, полное излечение в данном случае возможно, лишь когда вирус еще локализован в крови, на ранних стадиях развития болезни.

Когда он поселится в других органах, только его активная форма будет уязвима для воздействия, например, rCD4-токсином. Поэтому периодические проверки на наличие в крови генов вируса иммунодефицита методом ЦПР обязательны. Но пока этих генов нет. Вирусоноситель не заразен. Перспектива чересчур заманчивая, чтобы идею не проверить.

Заключение

Когда я писал эту статью, я пытал я мобилизовать все ресурсы своего оптимизма. Не моя вина, если она кому-ни6удь покажется пессимистичной. Более того, я должен предупредить читателей, что все методы, о которых здесь упоминалось, или не на 100% эффективны, или еще долго будут добираться до клиники. И у них вероятность терапевтического эффекта не стопроцентная. ВИЧ может обернуться к нам какой-либо своей стороной, о которой мы пока не подозревали.

Как бы то ни было, отчаиваться еще рано. Но и прятать головы в песок, подобно страусам, явно нежелательно. Напомню табличку в начале статьи. В США уже прогнозируются потери производства от грядущего расширения эпидемии. У нас же обсуждались разные планы перехода к рыночным отношениям, но, судя по всему, в них не учитываются расходы, которые вызовет развитие эпидемии.

Примечания и сноски

  1. О современных методах воздействия высоких температур на опухоли см. "Наука и жизнь", №12, 1983.