ВИЧ, смерть и анозогнозия

Материал из Энциклопедия по ВИЧ и гепатитам
Перейти к: навигация, поиск
Subart.png

Основная статья: СПИД-диссидентство

Это подстраница-включение в основную статью «СПИД-диссидентство». Подстатья дополняет и расширяет основную статью, поэтому рекомендуем ознакомиться также и с ней.



По моим наблюдениям, от 10 до 30% людей, живущих с ВИЧ, сомневаются в наличии этого заболевания; я спрашивал пациентов лично, и был опрос на сайте u-hiv.ru. Нужно отметить, что далеко не все, сомневающиеся в своем диагнозе, отрицают существование ВИЧ[1]. Большинство склонно отрицать заболевание только у себя.

С точки зрения психологии, непринятие болезни в такой ситуации понятно – это защитный механизм. Человеку страшно осознавать наличие тяжелого заболевания, и он предпочитает отрицать его наличие. Для этого даже существует термин «анозогнозия». Формы проявления анозогнозии отличаются при различных заболеваниях. Например, при алкоголизме отрицание болезни является составной частью заболевания. Есть одна стандартная для всех заболеваний форма анозогнозии: «этого заболевания нет у меня».

Особенность анозогнозии при ВИЧ-инфекции это «научное отрицание» существования возбудителя заболевания. Несколько десятков врачей и исследователей стали широко известны, обосновывая отсутствие вируса иммунодефицита человека в природе.

На форумах СПИД диссидентов[2] можно заметить интересный феномен. У людей, отрицающих наличие ВИЧ инфекции (собственно самого вируса), сохраняется устойчивой убеждение, что СПИД - это однозначно смерть. Можно встретить такие фразы как «СПИД это ужасное заболевание и никто с этим не спорит» и т.д.

Возникает вопрос: «Зачем верить в ужасность заболевания?». Казалось бы, проще изменить свое отношение к болезни. Ведь за последние 15 лет медицина добилась серьезных успехов в терапии, по исследованиям лекарства способны продлить жизнь на 20-40 лет. При этом люди, пишущие об ужасности болезни обычно сами не замечают никаких симптомов. В чем же дело?

Моя гипотеза заключается в том, что существованию вируса имуннодефицита человека, СПИД-диссиденты придают дополнительное символическое значение[3].

В высказываниях диссидентов можно проследить логическую цепочку: ВИЧ = СПИД, в свою очередь СПИД = смерть, потом следует незамысловатый вывод - ВИЧ = смерть. Все это происходит на вполне осознаваемом уровне. По моему предположению, бессознательно строится обратная модель: смерть это ужасно, люди с ВИЧ умирают, если у меня нет ВИЧ - я не умру. Большому количеству людей нужна метка смерти. Думать о смерти абстрактно часто болезненно – ведь абстрактная смерть неконтролируема, бестелесна и поэтому не может быть отвергнута4. ВИЧ является той самой меткой для СПИДа, а он свою очередь меткой для смерти. Отрицая ВИЧ-инфекцию, человек отрицает смерть.

Многим людям нужно «знать смерть в лицо» - это дает иллюзию контроля.

Вывод

Стресс при столкновении с серьезным заболеванием, страх смерти – все это может усилить потребность в контроле над своей жизнью. Контроль, выраженный в отрицании ВИЧ-инфекции, приводит к противоположенному результату – люди подвергают свою жизнь опасности.

Продолжение

Диссиденты и когнитивный диссонанс

Примечания и сноски

  1. Или взаимосвязь ВИЧ и СПИД – у диссидентов нет одной общей теории.
  2. Обычно это люди, которым поставили диагноз «ВИЧ-инфекция» или же их близкие (жены, мужья, матери).
  3. «Символы возникают как метки для объектов и процессов, а позже развиваются в метки для меток и метки для меток для меток». (Фриц Перлз, «Гештальт-подход»). Такой механизм, как мне кажется, и мешает изменению отношения к ВИЧ.

Автор: Fb small.pngАлександр Лесневский